?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Великий Курфюрст в Новогоднюю ночь

Der Großen Kurfürsten Umritt in der Neujahrsnacht

Хочу предупредить читателя, что в этой мистической  истории  кое-что изложено непоследовательно и не соответствует местоположению. Да, и не нужно ждать от рассказчика логики, т.к. он относится к категории  Sonntagskind. А по средневековому германскому поверию дети, родившиеся в воскресение, обладают некими необычными способностями. Например, они могут общаться с потусторонним миром, могут находить клады. А по позднейшим понятиям  Sonntagskind- это просто счастливый ребёнок . А теперь пересказываю:

«  Если бы ты был Sonntagskind, как я, то мог бы видеть многие удивительные вещи и события. Например, как светится дерево, что означает присутствие сокровищ под ним. У меня такое было не раз, но к сожалению, в такой момент каждый раз не оказывалось с собой лопаты, чтобы откопать клад.

Или в старые времена около Церкви  Девы Марии (Marienkirche), когда вокруг ещё были маленькие серые домишки, к 12 часам ночи из двери пробивался лучик света и оттуда выходили парами мертвецы и обходили церковь вокруг. Они нарисованы внутри на стенах церкви и называется это «Танец смерти»-«Totentanz»  (прим. фреска эта посвящена чуме 1484 года)

Они и сейчас могли бы выходить, но кругом слышны звон колокольчиков конки, да и полиции это врядли бы понравилось.Поэтому всё это происходит внутри и орган тихо играет и, если бы ты был «Sonntagskind», то мог бы это видеть через замочную скважину. Но, не должен был об этом рассказывать, а то сразу поседеешь.

 Но, я не об этом тебе хочу рассказать, а о том что происходит в новогоднюю ночь. Раньше в Берлине было гораздо больше  разных чудес, но постепенно исчезают маленькие дома и вся старинная обстановка , и всё меньше места для существования домовых, леших, привидений.

В этих высоких шестиэтажных домах, где газовый или электрический свет, домовые и привидения чувствуют себя неуютно. И только в некоторых старых частях города ещё происходят иногда некоторые странные вещи.

 

Пойдём со мной к Длинному мосту(Lange Brücke) (Прим. Теперь это Rathausbrücke и он снова на полной реконструкции) к 12 часам ночи. Ты боишься? Этого не должно быть у   Sonntagskind.

Ладно, слушай.

В полночь, когда я был на середине Длинного моста, сзади раздался какой-то шум. . Ночь была звездная, только немного облаков двигались на небе, и как раз одно из них закрывало луну. Я повернулся и  увидел на мраморном цоколе конную фигуру Великого Курфюрста(прим. Теперь этот памятник  перед Шарлоттенбургским дворцом).И  тут случилось что-то странное. Колокол пробил 12 часов и конного Рыцаря на пьедестале не стало. Только мелькнула какая-то тень. Сначала я очень испугался, но я же не впервые встречался с Привидениями и потому понял, что Великий Курфюрст отправляется на осмотр своих владений.

Какое величественное зрелище представлял собой этот царственный рыцарь. Как блестел его панцирь при лунном свете и роскошно-завитой парик сверкал снежной белизной. Конь, кажется, сознавал  какая высокая честь ему оказана и с высоко поднятой головой гордо вышагивал по мостовой.  Курфюрст свернул на Бургштрассе (Прим. Эта улица в средние века проходила вдоль восточного берега Шпрее  там, где сейчас Форум Маркса-Энгельса и Аквадом позади Берлинского Собора) и смотрел на окна Королевского Дворца Гогенцоллернов, в которых луна зажигала серебрянный свет.

Всадник повернул на мост Кайзера Вильгельма (Прим. Сегодня мост Карла Либкнехта) и я весь в напряжении следовал за ним. Казалось должно было происходить нечто необыкновенное.  Что-то двигалось под серыми стенами старого Собора. Там были могилы  и стояли гробы старых Курфюрстов. Вода в Шпрее поднималась и волны под лунным светом  бились о стены Собора. Лебеди, спавшие на рыбачьих лодках, просыпались, взлетали, кружились над Всадником и возвращались обратно. Дальше за Собором на высоком постаменте стоит конная фигура Короля Фридриха –Вильгельма III и я увидел как он снял шляпу и приветствовал своего великого предка.  Дальше Великий Курфюрст отправился через Дворцовый мост( Schloßbrücke). И я видел как беломраморные фигуры древних богов склонялись перед  старым героем.

Теперь Курфюрст остановился около Арсенала (Zeughaus) и сошёл с коня. Величественные двери Арсенала открылись и он стал обходить залы, напоминающие о былых сражениях. Знамёна тихо шелестели  и казалось , что раздаётся стройное пение во славу Пруссии. Наверху в зале Славы Курфюрст задержался и беседовал с полководцами, бюсты которых там установлены. Там же он долго рассматривал картину, где был изображён он сам и, видимо, остался доволен.

Закончив осмотр, Курфюрст вышел сел на коня и отправился дальше.

На Унтер.ден.Линден в эту новогоднюю ночь было много людей, но никто не видел конного рыцаря, кроме меня. А он проезжал мимо скульптур полководцам Освободительной войны с Наполеоном и они  салютовали ему шпагами. Призрачный конь вышагивал так, чтобы не задеть гуляющую публику и остановился перед памятником Старому Фрицу.

«Доброго здоровья, дорогой прадед»,- приветствовал  Героя Король Фридрих II. И все статуи вокруг цоколя также поклонились Великому Курфюрсту.

Рыцарь отправился прямиком к Бранденбургским воротам и кони Квадриги ржанием также приветствовали царственного рыцаря. А он проехав через ворота, направился к Колонне Победы в Тиргартене. Там Курфюрст, объезжая Колонну, рассматривал барельефы на ней и видел то поля сражений в дыму и пламени с грохотом пушек и треском ружей, раненных и убитых, то возвращение героев с победой.  Статуи  Железного Канцлера , фельдмаршалов Мольтке и Роона склоняли головы перед Всадником.

Но, тут из города послышался бой ¾ часа, что означало окончание времени привидений. Курфюрст послал коня рысью и я еле успевал бежать за ним. Он ещё остановился на Мюллендам (Mühlendamm) , поглядел на город и произнёс, что столица хороша и , благодарение небесам, и он свою лепту внёс.

Через Постштрассе (Poststrasse)  Курфюрст вернулся  на своё место на Длинном мосту , взобрался на постамент и застыл в своей гордой позе. А я поспешил домой, чтобы скорей записать увиденное».

 

Из книги „Sagen und Märchen aus Berlin“ Gustav Heinrich Schneideck, Alexander Cosmar“