?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

   

В эти времена занимался я и поиском деятельности в направлении России. Т.е. работая в немецкой фирме, выполняя расчёты, составляя сметы, работая на монтаже оборудования  ,приобрёл довольно много знаний (и понимания)  того, как правильно надо было бы преобразовывать отрасль отопления зданий в России.

Я стал искать немецкие фирмы, которые бы хотели работать в России. Не было ни одного предпринимателя, который бы отказался. Под эту тему я предлагал свои услуги и кое-кто из них соглашался отправить меня в командировку в Ленинград. Я выезжал на месяц, другой. Хозяева ждали, что я вот  уже привёз заказ на работу или оборудование, т.к. слишком долго средний бизнесмен не мог ждать результатов. А у меня быстро не получалось. Я имел знания, но не имел связей  там, где надо было. Бизнес в России основывался на коррупции и доступ к финансированию могли получить только те, кто раньше имел связи во властных слоях.

Я приезжал в Ленинград , приходил  в первые частные строительные или проектные организации, рассказывал и показывал как  и что делается на Западе. В стране был период неосмысленного подражания качеству западной жизни. Появился модный термин – «Евроремонт». Т.е. на самом деле псевдопонимание того, как обустроен быт на Западе. В один из таких приездов в одной частной строительной организации мой рассказ понравился и мне было предложено выполнять для них работу (проект и смету), но с обязательным присутствием в Ленинграде. Мои слабые ссылки на современную электронную связь, не требующую непосредственного присутствия , были отвергнуты. Нужен непосредственно в Ленинграде, а не в Берлине. И тут проявил я слабость. Помню, пришёл домой. А у нас тогда была ещё не продана квартира. Подумал, подумал и чувствую, что нет, не подходит для меня жить там всё время.

Представил себе, что я каждый день должен выходить на Средне-Охтинский проспект, ехать на дребезжащем от старости и усталости трамвае до метро. Куда-то ехать среди тёмно-хмурых , озлобленно-озабоченных людей. Заходить каждый день в эти убогие магазины, где не знаешь что можно , без опасности для здоровья, купить, а что надо поостеречься. Переходить-перебегать улицу, преодолевая либо снежно-грязную кашу, либо поток грязи из под наглых автомобилей, где пешеходы ненавидят водителей, а водители пешеходов.

Бороться дома с комарами, холодом или жарой , в зависимости от сезона. Как представил всё это себе, то понял, что не могу уже отказаться  от удобного качества жизни в Берлине. Конечно, если бы дело касалось заработка , без которого не прожить. А так , я искал деятельность как нечто, дающее дополнительно и одновременно интересно-увлекательное. И отказался. Скорее всего зря. Когда я  приехал через год и зашёл в ту же организацию, то мне сказали, что теперь уже и свои люди умеют делать то, что ещё в прошлом году не умели.

Была  ещё одна попытка организовать мою деятельность в сфере моей специальности. Уже в 1998 году.  Пригласили меня на беседу к одному хозяину фирмы, который интересовался деятельностью в России. Я ему всё красиво расписывал и решили вместе поехать в Ленинград (уже Санкт-Петербург) и на месте увидеть каковы будут возможности. Хозяин (молодой энергичный парень)  уехал сначала в  Ригу, где  он построил фабрику фильтров очистки воды, а потом он с переводчицей и помощником приехали в Ленинград, где я уже подготовил список  встреч с различными деятелями.

 Обстановка представилась этому немцу такой благоприятной, что он немедленно стал строить планы создания отделения фирмы в Ленинграде, где я буду работать с очень даже приличным  жалованием. Он поручил мне нанять помещение и для бюро, и для квартирования. И всё выглядело так радужно, но... Ах, это «но...». Дело  было в июле, а в августе в России  случился полный крах всей хозяйственно-банковской системы и ... мой немец немедленно закрыл этот проект.

На этом я полностью прекратил все дальнейшие попытки что-то делать по специальности.