?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мы в Германии

Решительная жена первая приходит в себя: « Всё едем!». Что, куда, зачем, кому мы там нужны, что мы там будем делать? Мы не поехали с детьми в Израиль, т.к. не было ответов на те же самые вопросы, а теперь они возникли снова.

Проходит какое-то время, в голове всё время крутится  и то , и это. Здесь вся жизнь рассыпается, работа уже несколько лет перестала удовлетворять и морально, и материально. Быт становится всё труднее и труднее. Дети в Израиле, а мы здесь.

И в какой-то момент в голове некое включение: « Что ты думаешь? Только что бывшие совершили переворот и мгновенно закрыли границы и тем самым чуть не лишили тебя

возможности встречи с сыном, внучкой. Хорошо , что провалились. На этот раз. А если в следующий раз у них получится удачно? Всё! Построят снова Железный занавес и...

ты остался без детей». Это соображение стало решающим. После я не стал принимать горячее участие в сборах, но перестал сопротивляться. Вяло бурчал, что мол нам там не на что будет жить, что мы уже старые, чтобы начинать новую жизнь, что работу там не только в нашем возрасте, а и более молодым не найти, что языка-обычаев не знаем.

На всё это жена отвечала- не понравится уедем, никто нас за руки держать не будет.

Еле тогда отстоял, чтобы квартиру не продавать, чтобы был какой-то якорёк.

Денег у нас не было никогда и денег на билеты, за которые надо было заплатить доллары, тем более. У нас никогда не было накоплений, не было счёта в банке                ( сберегательной книжки). Стиль жизни жены в ведении хозяйства был ею чётко продекларирован. Она считала, что она не только не может копить деньги на какую-то покупку, но и занятие это абсолютно бессмысленное. Почему бессмысленное? Потому что в том нашем государстве жизнь выглядела так: Идёшь покупать ботинки, а попалась кастрюля. И какое может быть планирование? Поэтому надо взять в долг , если встретилось что-то стоящее, а потом его отдавать. Отдавать долг- это дело чести и тут никаких отступлений. А накопить – нет.

Итак, денег у нас нет, а нужно купить билеты и деньги эти для нас немалые. К этому времени появился рынок продаж квартир. Всякие сложности, но рынок появился.  Рынок этот оживился с многочисленным отъездом евреев.  Однажды за своей спиной слышу такой разговор: « Слышь, у нас в доме евреи продают квартиру за 60тысяч рублей» .А в ответ: « Что ? Вместе с евреями? Ха-ха!»                                              Появились посредники(маклеры) , которым причитались комиссионные. Так жене удалосьь заработать сначала на собственную поездку в Израиль, а потом на наши билеты.

Сборы, упаковка багажа, его сдача, получение разрешений, виз, паспортов, прощальные встречи-проводы и, наконец, 14 августа 1992 года мы сели в поезд Ленинград-Прага, где нужно было пересесть на другой поезд до Штутгарта. В вагоне с нами оказалась ещё одна семья , едущая туда же, в ту же таинственную Землю (область) Ваден-Вюртемберг. Семья была значительно моложе нас и вещей у них было больше. Этакие неподъёмные баулы. Мы так же , по моим понятиям, были перегружены сверх меры, но женщины знают лучше нас  что и как. На границе , в Чопе, таможенник спрашивает  везём ли мы ценности (картины, старые книги, изделия из золота, камней, серебра) . Постоял , посмотрел, потом так безнадёжно махнул рукой: « А...вы все уже давно всё вывезли...» и ушёл. У нас на самом деле не было ничего недозволенного к вывозу, кроме серебряного подстаканника. Два таких подстаканника из серебра с чернением подарил мой старший брат моим родителям к их серебряной свадьбе . После того, как у нашей невестки на таможне отняли простенький браслетик только потому, что он был с чернением, я не знал как быть. Расстаться с подстаканником, который был для меня фамильной реликвией, я не мог. Следовательно, надо нарушить правила. Человек я вполне законопослушный,но...

И я придумываю способ . Спрятать и напрямую лгать я не умею и , следовательно, таможенник (а они ,как правило, психологи) сразу меня вычислит. Что я делаю? Я наливаю чай в стакан. Он стоит в подстаканнике, в нём торчит чайная ложечка. На столике же лежат , в этаком обычном дорожном беспорядке, бутерброды и ещё какая-то еда. В общем, стандартный дорожный вид. Так и случилось. На то, что обычно, таможенник не заостряет глаз. А когда мой старший брат , много позднее, хотел взять с собой (на память) второй подстаканник, таки отняли на таможне.