?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Берлин 17 июня 1953 года

Ещё прочитал по теме:

13.03.2014

Текст: Максим Юлин

Горячее лето 1953-го

17.06.1953 -1.jpg

В шестом административном округе Берлина, именуемом Целендорф, есть небольшой пирамидальный каменный обелиск, на котором рука неизвестного мастера высекла по-немецки: "Русским офицерам и солдатам, которые умерли 17 июня 1953 года, потому что отказались стрелять в борцов за свободу".

Наверное, этот своеобразный памятник - единственное подтверждение бытовавшим долгое время в Германской Демократической Республике слухам о том, что 18 советских солдат, проходивших в начале 50-х годов срочную службу в Группе советских войск, были приданы трибуналу и расстреляны на лесной поляне недалеко от Берлина. Солдаты, якобы, отказались выполнять приказ: открыть огонь по немецким рабочим, устроившим политическую забастовку против правительства ГДР.

Социализм по плану

За год до начала забастовки правительством ГДР был провозглашён курс на планомерное строительство социализма, сводившийся к последовательному установлению советской власти в восточной Германии. Чтобы добиться тотального сокращения частной торговли и мелкого собственничества в пользу массовой национализации предприятий, налоги повысили сразу в несколько раз. Фермерам выдали предписание вступить в сельскохозяйственные кооперативы. В Социалистической единой партии Германии репрессировали всех критически настроенных членов. В сфере образования на всех ступенях единственно правильной теорией общественного развития признали курс  "Основы марксизма-ленинизма". Из-за ускорения роста тяжёлой промышленности серьёзно пострадали предприятия, выпускавшие потребительские товары. Под особым контролем Советского Союза начались давление на протестантскую церковь и милитаризация ГДР.

За два месяца до июньских событий 1953 года цены на продукты первой необходимости стали непомерными. Число беженцев в Западную Германию из всех слоёв населения достигло критической отметки. Криминальная обстановка оставляла желать лучшего. И на фоне всего этого германское правительство увеличило нормы выработки на десять процентов, сократив заработную плату на 25 процентов.

В июне 1953 года начались экономические выступления рабочих, которые переросли в политическую забастовку по всей стране. Осаждались и штурмовались правительственные здания. Из тюрем силой освобождались заключённые. На городских улицах жгли костры, кое-где сооружались баррикады. На ликвидацию забастовки выдвинули пехоту и советские танки.

Участником тех событий был магнитогорский пенсионер Григорий Костин.

Сначала был Ашхабад

Призвали на срочную военную службу Григория Ивановича из Алтайского края. Однако до Германии пришлось ему послужить в Ашхабаде, где он проходил курс молодого бойца в песках Туркменистана.

- Учили обращаться с оружием и рыть окопы, - вспоминает Костин. - Привезут в пустыню, раздадут лопаты, и копаем под палящим солнцем… Однажды увидел, что из песка торчит кусочек бумаги. Интересно стало, ведь принесло же её сюда откуда-то! Вытянул осторожно, а на нём "обращение" к советскому народу: "Русские мужики! Вы сделали нас басмачами! Не вернёте нам Азию, вытравим вас тихой змеёй!" Посмеялся тогда, кинул бумажку по ветру и только много лет спустя об этой "тихой змее" вспомнил, когда началась афганская война и уже целым потоком хлынули в Союз наркотики…

После присяги погрузили нас в вагоны и через всю страну повезли в Германию. Была остановка в Моховском районе, и вспомнился мне мой отец - там он погиб в Великую Отечественную…

Сталина - в клочья

- Что запомнилось от первого взгляда на Германию, так это неубранные после войны подбитые танки - едешь по стране, и то тут, то там сгоревший танк. Да и вообще везде металл какой-нибудь валялся - в основном, конечно, артиллерия, но и промышленные станки тоже попадались… Зачислили нас в сержантскую школу и через два месяца выпустили, присвоив звание ефрейтора. А в немецком народе уже тогда, в 1951-м, недовольство советской властью было. Так привезли нас однажды в Берлин на какой-то молодёжный фестиваль: и вот на вокзал прибыл этакий "социалистический" поезд, украшенный цветами, гирляндами, портретами Сталина и Ленина. Толпа как Иосифа Виссарионовича увидела, так и изодрала в клочья! Зато Владимира Ильича никто не тронул. А члены Народно-трудового союза российских солидаристов - или НТС, которое расшифровывалось иногда как "несём трудящимся свободу, несём тиранам смерть", когда Сталина рвали, листовки свои разбрасывали. Командир нам строго эти призвания читать запретил, а мы что - молодые, нам же интересно, чего они хотят. Поднял украдкой листовку, а в ней "пророчество": "Придёт время, и советский народ проклянёт Сталина и будет славить Гитлера!"… И, кажется, пришло это время-то: Сталина уж давно проклинаем и говорим, как здорово живут бывшие фашисты в Германии. А для наших ветеранов почти ничего не делаем.

Пистолет за пазухой

- Семнадцатого числа бригаду, в которой служил, подняли по тревоге, и два её полка в полной боевой готовности сразу ушли на Эльбу. А наш 229-й гвардейский лёгкоартиллерийский Одесский полк оставили в резерве. Что случилось - ни слова, только офицеры кучкуются да спорят о чём-то между собой. Но солдаты понимали - терпение рабочего класса Германии лопнуло! Бригада базировалась в военном гарнизоне Рехаген близ городка Луккенвальде, а мой товарищ служил в округе Галле. От него получил весточку: немцы устроили демонстрацию, и туда стянули советские войска. Командир тамошнего полка пытался решить дело миром, но из толпы выскочила женщина с пистолетом и одним выстрелом убила его наповал! Тут же и наши солдаты ответили огнём… Такие вооружённые стычки возникали по всей стране, где собирались рабочие. Сначала командиры приказывали не стрелять в немцев, но нервы-то у всех на пределе. И как не стрелять, когда идёт колонна  по узкой городской улице, а её сверху из одного окна бензином поливают, а из другого - тряпку горящую кидают?  И так на каждой улице каждого восставшего города! То и дело какая-нибудь машина полыхать начинала, а мы тушили и думали - рванёт, не рванёт? Огонь собьёшь, глянешь на руки - по локоть обгорели. Лечить некогда - кругом поджигатели, и кто его знает, когда снова придётся бороться с огнём. У многих демонстрантов или пистолет за пазухой, или ружьё наперевес, а камни и бутылки - у всех.

Но к вечеру всеобщую забастовку удалось ликвидировать - с советскими танками не поспоришь. Однако ещё три недели после 17 июня мы стояли на военном положении.

Слухи об "отказниках"

- Ещё не стихли волнения, а НТС снова листовки разбрасывает. Как обычно командиры запрещают читать, но весь личный состав уже в курсе, что в них сказано: 18 солдат 73-го стрелкового полка отказались расстреливать немецких рабочих, за что их самих поставили к стенке. Тогда особого значения этому не придали - и без того забот хватало. Постепенно волнения совсем прекратились. К началу осени нас стали отпускать в увольнение. Однажды в октябре играли мы с немецкими солдатами в футбол, и так получилось, что одному из наших мячом отбило печень. Он умер через пару дней, и мы повезли хоронить его на кладбище советских военнослужащих в Потсдаме. Пока оформляли тело, решил поглядеть, может, на каком кресте знакомая фамилия встретится? Знакомых не нашёл, но наткнулся на странное зрелище - участок кладбища, на котором несколько сотен могил, и на каждой одна и та же дата смерти - 17 июня 1953 года. Вспомнилась мне листовка НТС о 18 "отказниках". И подумал тогда: коли правда, так не восемнадцать их, а минимум 180! Но докапываться до истины в то время, естественно, никто не стал - вообще день начала всеобщей политической забастовки назвали "днём икс", а в советскую историю он вошёл как "фашистский путч". Хотя немецкие рабочие нас тоже фашистами называли, только сталинскими… Если уж не были расстреляны те солдаты, значит, немцы их побили. Удивительно было бы, если бы с нашей стороны без жертв обошлось.

Миф об "отказниках"  (Прим. ну, и конечно, опровержение...)

В 1991 году депутат Берлинского городского совета Гюнтер Тепфер пытался установить фамилии и место погребения 18 "отказников", чтобы "выразить глубокое уважение близким родственникам расстрелянных", но из Главной военной прокуратуры РФ пришёл ответ, что в архиве никакой информации по этому поводу не обнаружено. На Украине - тоже. Кроме того, выяснились факты прямо противоположные. Например, 73-го стрелкового полка, в котором служили "отказники", в 1953 году вообще не было в Германии, потому что его расформировали сразу же после войны. Свидетелем расстрела был объявлен майор Никита Роньшин, который, однако, ещё в марте 1953 года через Западную Германию бежал в США, что "не помешало" ему присутствовать на казни близ Берлина. Да и сложно поверить, что советские солдаты отказались стрелять в немцев, которые "не стеснялись" стрелять в них. К тому же, могилы для "отказников" делать бы не стали: неподчинение приказу в боевой обстановке считалось предательством, а предателей не хоронили - просто зарывали тела скопом в одной яме.

Позже историки пришли к однозначному выводу: миф об "отказниках" - это провокация Народно-трудового союза российских солидаристов, которые тесно сотрудничали с ЦРУ и содержали революционный штаб по борьбе с коммунизмом.

Тем не менее, каменный обелиск всё ещё стоит в Целендорфе, и иногда возле него появляются свежие цветы.