?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дискуссия об эвтаназии продолжается не впервые и, вероятно, будет продолжена до тех пор , пока не появится закон о свободном решении своей судьбы каждым человеком самостоятельно . И скорее всего, не закончится никогда. Связано это с религиозными представлениями и традициями и с тем, что нацисты испоганили первоначальный смысл этого термина. Как , впрочем, и расовую теорию. Поэтому сегодня особенно, даже чрезмерно, педалируются  темы сексуальных меншинств и людей , страдающих наследственными болезнями.

В продолжении темы эвтаназии при нацистах прочитал статью в

http://germania-online.ru:




ЭВТАНАЗИЯ В ТРЕТЬЕМ РЕЙХЕ – СМЕРТЬ БЕЗ ЖАЛОСТИ

Одной из первых убитых по программе "Смерть из жалости" стала 24-летняя Анна Ленкеринг, чью историю мир узнал из книги "Следы Анны", написанной ее племянницей Зигридой Фалькенштайн.
В центре Берлина на Тиргартенштрассе началось строительство мемориала жертвам эвтаназии в нацистской Германии. Именно здесь, в доме 4, в годы Третьего рейха располагалось секретное ведомство по реализации программы умерщвления "Т-4", в рамках которой в период с 1939 по 1945 гг. было убито свыше 300 тысяч человек – душевнобольных, умственно отсталых и людей с наследственными заболеваниями – словом, всех, кого нацисты считали "недостойными жизни".

Имеет ли человек право на добровольную смерть, если медицина бессильна, а каждый новый день несет лишь боль и страдания? Эвтаназия – это убийство или акт милосердия? Вряд ли когда-нибудь этот этической спор прекратится, тем более в Германии, где даже само слово "эвтаназия" несет негативную историческую коннотацию. Сегодня немцы предпочитают рассуждать о Sterbehilfe (дословный перевод с немецкого: помощь в смерти), избегая слова Euthanasie (в переводе с греческого: благая смерть) по понятным причинам. Дело в том, что в общественном сознании это слово закрепилось в контексте так называемой расовой гигиены в нацистской Германии – уничтожения людей под предлогом их физической или психической неполноценности, якобы делавшей их балластом для Третьего рейха.



Дезинфекция – синоним эвтаназии в те годы, наиболее точно отражающий суть этого процесса в Третьем рейхе. Как считают многие ученые, именно она стала основой для Холокоста. Однако, вопреки расхожему мнению, политика сыграла лишь второстепенную роль. "Идея убийства "недостойных жизни" изначально поступила от врачей, а не от политиков", – говорит историк медицины Фолькер Рёлке (Volker Roelcke) в интервью журналу Focus. Еще до прихода к власти национал-социалистов в Германии в 1933 году стали появляться статьи ученых-медиков, выступавших с евгеническими тезисами по улучшению арийской расы.

Затем брожение "коричневых" идей во врачебных кругах лишь "удачно" совпало с линией партии – уже 14 июля 1933 года был принят "Закон о предотвращении рождения потомства с наследственными заболеваниями", проще говоря, всех людей с тяжелыми наследственными заболеваниями ждала принудительная стерилизация. Шизофрения, слабоумие, эпилепсия, болезнь Хантингтона – с такими диагнозами шансов на выживание не оставалось, стерилизовали также слепых, глухих, людей с тяжелой формой алкоголизма и различными порока развития. Это решение носило и экономический характер: больные не могли работать, а значит, являлись обузой для немецкой экономики.

Больных, в том числе и детей, отправляли в газовые камеры, морили голодом, травили сильнодействующими таблетками или вводили им смертельные инъекции. Решения в каждом конкретном случае на основании одной лишь медицинской карты принимали врачи, заседавшие в роскошной вилле на Тиргартенштрассе, 4. Акцию так и назвали – программа "Т-4", или, чуть более "гуманно" – "Смерть из жалости" (Gnadentod).

Одной из первых убитых стала 24-летняя Анна Ленкеринг (Anna Lehnkering), умерщвленная в 1940 году. Благодаря ее племяннице Зигриде Фалькенштайн, реконструировавшей в книге "Следы Анны" (Annas Spuren) трагичную судьбу свой тети, имя Ленкеринг стало символом тысяч невинных жертв рокового единодушия медицины и политики. Примечательно, что многие психиатры и невропатологи достигли затем карьерных высот в послевоенной Германии, а об эвтаназии в Третьем рейхе вплоть до 80-х годов почти не вспоминали.

По словам Федерального министра культуры Бернда Ноймана (Bernd Neumann), мемориал должен служить напоминанием об одном из самых страшных преступлений нацизма. "Его особенность заключается в том, что в отличие от других памятников жертвам национал-социалистического режима он располагается на непосредственном месте преступления", – подчеркнул Нойман на церемонии закладки фундамента.

Ирина Михайлина
http://germania-online.ru

Метки: