?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сначала совсем кратенький экскурс в область архитектуры. Нет, нет, конечно, не в историю архитектуры. Но, не затронуть вскользь эту тему невозможно.

Так случилось, что Берлин представляет собой настоящий музей архитектуры. Официальный сайт Берлина в Интернете перечисляет тридцать архитектурных стилей, имеющих место в берлинских постройках. При этом ощущается явная неуверенность классификаторов, т.к. одно и то же здание отнесено то к одному стилю, то к другому.

Впрочем, действительно, при смешении стилей, что характерно для большинства построек середины XIX – начала ХХ века приходиться таким образом лавировать. В прежние устоявшиеся времена довольно чётко определялись границы: классический, романский, готический, барокко, ренессанс. А дальше снова классический. Позднее можно подумать, что творческая мысль остановилась, начались повторы: необарокко, неоготика  и то, что у нас называлось – эклектика, а здесь – югендстиль, т.е. полная мешанина разных стилевых признаков. Надо признать, иногда очень талантливых. Что-то похожее происходило и в живописи, скульптуре. Художники начинали с наскальных рисунков и к XVI-XVIII веку  технику рисунка-ваяния  довели до совершенства. И что дальше?  Дальше происходит переход – рисование-ваяние становится только способом выражения некой мысли.

В конце XIX- начале XX века - перелом. В архитектуре появляется  направление «конструктивизм», который возник в Германии и получил название «Баухаус» (Bauhaus). Новые  технологии, огромные объёмы строительства в период  бурного промышленного развития изменили и эстетические представления. Красивым и правильным стало считаться то, что функционально, т.е. прагматично. Всякая там лепнина, карнизы-пилястры, балконы-эркеры, колонны, атланты -кариатиды стали не нужны. Самой правильной формой здания и внутренних помещений стали считаться параллепипед и куб.

Когда Эренбург увидел воплощённую идею в 1927 году в Дессау, то выразил своё впечатление так:  «...Увидев, наконец, Баухаус, весь, казалось, отлитый из одной массы, как настойчивая мысль, его стеклянные стены, образующие прозрачный угол, общий с воздухом и отделённый от него точной волей, я невольно остановился. Это не было изумлением перед чьей-то хитроумной выдумкой, нет, - это было простым любованием... Впервые земля видит здесь культ обнажённого разума... Нет здесь больше места тёмной стихии чувств, тёмным закоулкам души, громоздящимся друг на друга снам. ...когда глядишь на жилые дома, выстроенные тем же архитектором и в том же стиле, на дома для рабочих.... Насколько Баухаус прекрасен в своём голом пафосе числа и труда, настолько духовно приземисты и безличны эти ультракомфортабельные постройки.»

И таки печальный результат  того, что Эренбург провидел по первому взгляду,  виден во всех городах бывшего Советского Союза и в социалистической ГДР. Стоит поехать в районы восточнее Александрплатц и встретим там  кварталы бесконечных домов-казарм,  одинаковые во всех частях бывшего социалистического лагеря.

А затем появилось архитектурное течение, которое можно считать протестом  против «голой функции» (Постмодерн). Приверженцы этого течения создают здания необычных форм. И в Берлине имеются таковые. Ещё в 70-е годы Ханс Шарун построил здания Филармонии, где осуществлена, среди прочих, идея – «ни одного прямого угла». А в 90-е годы появились и здание Еврейского музея на  Lindenstrasse, и здание банка на Pariser Platz  у Бранденбургских ворот, и жилой дом на Nöldner  Strasse.

В начале ХХ-го века, в Берлине архитектор Мис ван дер Роэ придумал технологию строительства небоскрёбов. Первое  здание по новой технологии (неосуществлёно) предполагалось построить на Фридрихстр. в 1927 году. Здание представляло собой этакую глыбу горного хрусталя.

Строительная идея состояла в том, что возводится  каркас , как несущая нагрузку конструкция, а стены здания представляют собой просто ограждение. Оно совсем лёгкое, т.к. не несёт нагрузки, а должно только защищать от ветра и холода-жары.

Вспомните, что люди не смогли построить Вавилонскую башню. Легенда говорит, что  Бог помешал строить, смешав все языки, и люди перестали понимать друг друга. Красивая легенда, но суть в другом. Люди и не могли построить слишком высокое здание, т.к. стены были несущей нагрузку конструкцией. И, следовательно, чем выше здание, тем толще и тяжелее стены. В конце - концов, они должны были оседать от собственной тяжести.  А каркасная конструкция  позволяет, практически, строить здание любой высоты.   

В современном мире самым распространённым материалом для ограждений-стен является стекло, имеющее массу разных достоинств. 

В мире XXI века строить стали с учётом необходимости защиты окружающей среды. Не всюду, конечно. Пока только в богатых и цивилизованных странах. Это-то и отличает современное строительство в Берлине от того, что было раньше.