?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Берлин, Остров музеев

После статьи Олега Паталая в газете "Русский Берлин" про Вавилон, я порылся и нашёл ещё две статьи этого же автора в той же газете , но уже про Пергамский алтарь.
И эти статьи полезны и интересны.
Сегодня первая (или вторая) из них:


                                                                 
Как Берлин трижды отвоевал Пергамский алтарь
Мало кто из туристов, посетивших Берлин, пропустил музей Пергамского алтаря, – знаменитый Пергамон-музей. Это мрачное, величественное здание, напоминающее вавилонский зиккурат, высится на улице Купферграбен, в трёх минутах ходьбы от центрального бульвара Унтер ден Линден.


История замечательного музея начинается во второй половине XIX века,  времени великих археологических открытий. С проникновением европейцев в страны Востока, где их взору открылся мир древних цивилизаций. В столицах Европы основывались музеи для посещения широкой публикой, коллекции ранее находившиеся во дворцах сильных мира сего стали общедоступными.

Берлин не был исключением. Находки Генриха Шлимана в Микенах и Трое, раскопки профессора Эрнста Курциуса в легендарной Олимпии положили начало развитию немецкой археологии, молодой науки, будоражившей воображение не только учёных, но и широких слоёв населения.

В это время в Турции работал молодой инженер-строитель из Пфальца Карл Хуман (1839 – 1896). Выпускник знаменитой Берлинской строительной академии со студенческих лет интересовался античным стилем, родившимся в Древней Элладе, и попав в 1861 году в Турцию, был очарован величественными развалинами, сохранившимися с той поры. По протекции брата, технического советника губернатора острова Самос, он получил место инженера на строительстве порта в самосском городе Тиргани. В 1864 году, на одной из встреч у друзей, европейских специалистов, Карл знакомится с великим визирем Фуад-пашой. Молодой, энергичный Хуман ему понравился и получил пост начальника строительства шоссейной дороги. Работы проходили в окрестностях посёлка Бергама, неподалёку от Смирны (Измира), над которыми возвышалась гора с развалинами древней византийской крепости, некогда носившей гордое эллинское название Пергам, что и означает крепость. При её осмотре в 1864 году Хуман обнаружил вмурованные в стены плиты древнего алтаря, алтаря Зевса, знаменитого Пергамского алтаря, возведённого в честь победы царей Аттала и Евмена над племенами кельтов или галатов во II веке до нашей эры и много раз упомянутого авторами античности. С этого момента вся жизнь инженера будет связана с ним.



Невидимая война за сокровища древности

Здесь, как и повсюду в Турецкой империи, дымились известковые печи: высококачественную известь для строительства можно было получить при обжиге мрамора, куски которого лежали на каждом шагу в виде прекрасно сохранившихся античных колонн и других фрагментов. Просьбы Хумана запретить растаскивание остатков древних строений для производства извести результатов не дали. Тогда последовал грозный приказ из Стамбула, от покровителя Хумана, великого визиря Фуад-паши. Там начинали понимать значение и ценность наследия античности для интересов империи. В Эфесе уже работала английская археологическая экспедиция, в Сардах – американская, неистовый Генрих Шлиман сделал сенсационные открытия на месте Древней Трои. В самой Греции храм легендарного Дельфийского оракула после неудачи там немцев впоследствии исследовал профессор Теофил Гомоле, за что французское правительство заплатило полмиллиона франков.

Поначалу находки Карла Хумана не вызвали большого энтузиазма в Берлине.

Там хотели иметь хорошо сохранившиеся, «эстетические» скульптуры, а не «обломки», которые неизвестно как ещё нужно сложить и выставить неизвестно где. Здание Старого музея не соответствовало масштабам реконструкции Пергамского алтаря, и находки оценивались как малозначительные, к тому же обнаруженные «непрофессионалом».

Только после назначения на должность директора императорских музеев Александра Конце дело сдвинулось с места. В январе 1876 года был принят генеральный план раскопок в Пергаме. Самому Хуману, закончившему дорожное строительство и обанкротившемуся на торговле наждачным камнем, выделяется жалование в размере 1000 марок в месяц. С этого момента он может заниматься только любимым делом, раскопками, продолжавшимися под его руководством до 1886 года. Предприятию активно содействовал сам «железный» канцлер Отто фон Бисмарк. После поражения Франции в войне с Пруссией молодая Германская империя, получая миллиардные контрибуции, могла щедро финансировать престижную тогда археологию. В ту пору английская земельная аристократия терпела убытки из-за ввоза дешёвого зерна из Америки, и ей уже было не до покупок новых произведений искусства, найденных в Турции. Чем, кроме Хумана, воспользовался Генрих Шлиман при раскопках Трои, вытеснив в 1871 году оттуда британского археолога Фрэнка Калверта, которому просто не хватило денег на дальнейшие работы. 



Настал час немецких музеев и коллекционеров

Жизнь и деятельность европейцев в Османской империи в те времена была полна трудностей и опасностей. Во второй половине XIX века турок постепенно вытесняют из Европы. Победы России в Балканских войнах и освободительная борьба славянских народов привлекли в Турцию небывалое количество беженцев из бывших европейских владений. Государство оказалось банкротом, всюду орудовали разбойничьи шайки. Достаточно было выглядеть европейцем, чтобы привлечь к себе внимание грабителей. Так, например, Теодор Виганд, перенявший эстафету раскопок в Малой Азии у Карла Хумана, долгое время преследовался одним из известных разбойников, а его греческий сотрудник, помогавший составлять карты раскопок, был убит. Археологи Карл Оттфрид Мюллер и Эрнст Курциус, сделавшие сенсационные открытия в греческой Олимпии, прибыв на раскопки в Дельфы, были попросту ограблены бандой местного головореза «капитана Франко» и отправлены восвояси под предлогом, что ни один человек в здравом уме не станет тратить деньги и подвергаться неудобствам и опасностям в богом забытой глуши ради поисков каменных обломков.

Разбойники были уверены, что речь идёт о поисках сокровищ, и они были правы: Генрих Шлиман обнаружил знаменитые клады в Микенах и Трое.

Не была в восторге от деятельности археологов и местная администрация.

Ведь зачастую места древних поселений находились под фундаментами крестьянских домов или хозяйственных построек, которые нужно было просто сносить, а жителей, после уплаты символической компенсации, отселять с помощью жандармов. В таких условиях проходило открытие одного из центров античной цивилизации на территории современной Турции. 



Пергам в реке времени

Впервые древний Пергам упоминается в V веке до нашей эры как дар персидскиго царя Ксеркса некоему Тоагину из Эритреи.

После распада империи Александра Македонского, в IV веке до нашей эры, город обрёл самостоятельность. Благодаря дальновидной политике его правителей, царей из династии Атталидов, Пергам со временем стал центром довольно обширного государства, лежавшего на западе современной Турции. Он стал даже соперничать с Афинами, тем более что покровительницей города была избрана именно богиня мужества и мудрости.

Попав в зависимость к римлянам, пергамские цари часто становятся жертвами их политики «разделяй и властвуй». Последний из властителей, Аристоник, и вовсе был задушен в темнице, а его владения перешли к победителю. Город становится центром провинции Азия, одного из богатейших римских регионов. Во время гражданских войн, в I веке до нашей эры, после его осады сгорела большая часть знаменитой библиотеки царской династии Атталидов, а её остатки римляне перевезли в Александрию, и Марк-Антоний подарил книги своей возлюбленной Клеопатре.

В первые века н. э. фанатичные первохристиане разбили лица прекрасным фигурам, украшавшим большой фриз, а сам алтарь окрестили «троном Cатаны».

И всё же Пергам оставался одним из значительных центров поздней античности. Во II веке н. э. в нём родился и вырос величайший врач древности, один из основателей медицины Гален.

После принятия Римской империей христианства алтарь совсем потерял своё значение. Так он и простоял до 718 года н. э., пока арабы под предводительством полководца Масламы не обрушились на христианскую Малую Азию.

Город пал окончательно в 1536 году под ударами турок, при султане Орхане, сыне легендарного Османа.

Так и простояли плиты алтаря, вмурованные в стены старой крепости в городе, переименованном в Бергаму до 1864 года, пока здесь не появился Карл Хуман.

И. С. Тургенев, посетив Берлин, писал в марте 1880 года, будучи под впечатлением осмотра привезённых из Турции плит: «Эта „Битва богов“, действительно, откровение, и когда… воздвигнется наконец перед нами этот „алтарь“, все художники, все истинные любители красоты должны будут ходить к нему на поклонение».

Берлин, по утверждению газет, не отстаёт теперь от Парижа и Лондона. Карл Хуман, в дополнение к уже имевшемуся у него ордену Короны четвёртой степени получает Крест кавалера императорского дома Гогенцоллернов. В феврале 1880 года раскопкам в Пергаме посвящает своё заседание даже прусский Ландтаг.

Кроме того Грайфсвальдский университет присваивает Хуману степень почётного доктора.

Тем временем предпринимались попытки реконструировать фриз и алтарь. Оказалось, что нет места даже для хранения ящиков. Нужно было срочно строить новый музей, и в 1902 году он был готов. Сразу стало ясно, что места в этом временном Пергамонмузее недостаточно, кроме того были проблемы с фундаментом. В 1908 году он был снесён. В 1910 году началась эпохальная по значению стройка нового Пергамского музея, по проекту знаменитого архитектора Альфреда Месселя, завершённая только в октябре 1930 года.

Размеры здания позволили воссоздать всю западную часть алтаря Зевса с широкой мраморной лестницей. Однако музей был доступен публике только девять лет.

После начала Второй мировой войны он был закрыт. Большой фриз укрыли мешками с песком, а затем демонтировали и перевезли в бункер в районе Zoo, где он и оставался вместе с сокровищами Приама, бюстом Нифертити и другими шедеврами исскуства до конца войны. Здание Пергамского музея было повреждено, но не так сильно как выгоревший дотла Старый музей или разрушенный Новый. 



Трофей номер 1

В начале 1943 года академик Игорь Грабарь, юность которого прошла в Мюнхене, отлично разбирающийся в музейном «ландшафте» Германии, выдвинул идею компенсации потерь предметов искусства, понесённых СССР во Второй мировой войне. Бюро экспертов, возглавленное им самим, составило список шедевров, подлежавших вывозу в Советский Союз. Под номером один в нём значился Пергамский алтарь. Уже 2 мая, в обстановке уличных боёв, ящики с гигантомахией были перевезены в район Пренцлауэр Берг, в будущую советскую зону Берлина, и находились там до 27 сентября 1945 года, а затем железнодорожным составом отправились в Ленинград, в запасники Эрмитажа, где сняли гипсовые копии.

Десять лет пролежали они там. Гигантомахию и другие трофейные шедевры искусства было решено передать правительству ГДР в канун X годовщины победы над нацизмом. Перед отправкой плиты Пергамского алтаря стали доступны посетителям, и ими смогли любоваться сотни тысяч, в том числе Анна Ахматова, назвавшая большой фриз грозным, трагическим, неповторимым.

Тем временем сам музей ремонтировался – и в 1958 году основная часть экспонатов вернулась на свои места.

В 1989 году вместе со всей страной «воссоединились» и музеи. Началась эпоха переселения экспонатов из западной части города в восточную, на свои старые места. Пергамонмузея этот процесс почти не коснулся, а вот фундаментальной реставрации избежать не удалось.

Старые железные конструкции на которых держался большой фриз проржавели и грозили обрушить весь комплекс, кроме того ржавчина окрашивала мрамор, требовавший также очистки от грязи и наслоений. При транспортировках в начале, конце войны и при возвращении из Ленинграда плиты были кое-где исцарапаны.

Работы производились итальянскими реставраторами почти десять лет, с 1994-го по июнь 2004 года под руководством знаменитого Сильвано Бертолина, а в 1999 году Остров музеев стал объектом Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.


Олег Паталай

№ 15, 2011. Дата публикации: 15.04.2011

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
liorasun55
19 апр, 2012 05:58 (UTC)
Спасибо, Борис, интересная статья!
boris_kokotov
19 апр, 2012 12:54 (UTC)
Берлин, Остров музеев
Ваше спасибо надо бы передать автору, да жаль, не знаю его. А в редакцию обязательно напишу.
liorasun55
19 апр, 2012 14:28 (UTC)
Re: Берлин, Остров музеев
Автору - само собой, но и вам тоже полагается "спасибо" - за то, что нашли статью и поделились :)
( 3 комментария — Оставить комментарий )