?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В 1914 году началась Первая Мировая война. С той войны многие мужчины не вернулись. И всё изменилось. Конечно, не только из-за этого. В мировой экономике наступил многолетний спад. Вдовы вынуждены были думать о дополнительных заработках и стали сдавать по отдельности комнаты, часто с пансионом.

К этому времени в России произошла Революция  и миллионы людей стали эмигрантами. Говорят, что через Берлин прошёл поток до 600 тысяч человек, из которых 300 тысяч жили постоянно. Большинство русских эмигрантов оседало в этой части Берлина. Они называли Берлин-Берлиногорском, район Шарлотенбург – Шарлотенградом, а Кудам – Невским проспектом. Русские магазины, кафе, рестораны. Русские булочные, сапожные и др. мастерские. Русские шофёры и официанты, горничные, учителя музыки и танцев. Русские газеты, журналы и книги. В тот период в городе насчитывалось до 80 книжных издательств. И практически вся интеллектуальная элита России 20-х годов постоянно или временно жила в Берлине.

Ремизов и Пильняк, Ходасевич , Берберова и Набоков , Соловьёв и Бердяев, Эренбург и Цветаева, Есенин и Андрей Белый, Шкловский и Толстой А.Н. Маяковский не преминул побывать и оставить строки:

«Авто

          Курфюрстендам-ом катая,

удивляясь,

                    раззеваю глаза...».

                                          

Алексей Николаевич Толстой: «...Вы сворачиваете на главную артерию,- магазинов ещё больше, они ещё роскошнее. В перспективе широчайшей улицы с зеркальной мостовой – какие-то звёздные скопления витрин, кафе, ресторанов...».

Надо признать, что отклики о Берлине в произведениях (письмах)  русских эмигрантов были дружно негативны. Почему так, не знаю. То ли тот Берлин, на самом деле, был так неприветлив, то ли у эмигрантской публики было соответствующее настроение людей вырванных, выброшенных, неприкаянных. Тот самый Толстой в следующей строке после восхищения Кудамом пишет: «...Вот, чёрт возьми,- думаете вы,- во что превращены томительные трудодни немецких пролетариев!».  Собирался тогда Алексей Николаевич уже обратно в Советский Союз и, по-видимому, не мог по другому рассказывать о капиталистической загранице.

Положительно с любовью к Берлину относились в другие времена Михаил Иванович Глинка и Иван Сергеевич Тургенев.  Глинка просто был влюблён в этот город. Он часто приезжал сюда, жил в Берлине по адресу  Franzosischestr.8. Здесь он  умер и похоронен на русском православном кладбище. Правда, через год его прах перевезли в Петербург. Здесь родился замысел оперы «Жизнь за царя». Рассказывают  так - Глинка присутствовал на премьере оперы Вебера «Волшебный стрелок» (в театре на Жандарменмаркт) и по выходе произнёс, что и ему бы хотелось написать что-то такое народное. Через два года появилась опера, которая в советское время имела название «Иван Сусанин».