?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мы в Германии

Вступление
Тот этап жизни, который я называю "Мы в Германии", начинался несколько раньше самого отъезда. Конечно, наша история похожа на тысячи подобных и записал я это только для того, чтобы собственные внуки когда-нибудь знакомились с семейной историей. А зачем здесь в ЖЖ? Затем, что это есть  часть рассказов о Германии и Берлине.

Итак, история "Мы в Германии" началась , примерно, с отъезда семьи моего старшего брата в Израиль, а затем и моего сына с семьёй туда же.
Выглядело это так:

Прошло немного времени после отъезда старшего брата и мне жена говорит, что сын собирается в Израиль, но тебе не говорит, опасается реакции. Не надо опасаться, я не возражаю, поскольку придерживаюсь позиции, что каждый сам выбирает свой путь. Впрочем, сам я считал, что уезжать не надо.

К этому времени, сын с женой и дочкой уже жили в собственной кооперативной квартире, в далёком районе новостроек. Квартиру можно было уже продать, правда, за рубли и ,можно сказать, отдать даром. Что ребята и сделали.

Отправлять их надо было из Московского аэропорта Шереметьево. Вся процедура сборов, упаковки и отправка багажа, а затем ночь, проведённая на полу в аэропорту, где ждали утренней процедуры сотни отъезжающих и провожающих, запомнилась из-за тревоги, раздражения, усталости, страхов за детей-внучки. Утром общая команда приготовиться. Картина выглядела так: Толпа людей с тюками, гвалт невообразимый. Перед ними чистая полоса, где стоит спецмилиция. Затем ряд таможенников, затем ряд регистрации на самолёт. Потом ещё какой-то ряд. Команда. Семья Ивановых первая, следующая- Семёновы. Хи-хи. Самые еврейские фамилии. И уж потом всякие Рабиновичи-Хаимовичи.

Дошла очередь и до наших детей. Начинает трясти. Вот-вот они уйдут и ...всё!?. Нас разделяет уже цепь милиции. Дедушка Лёва мелко-мелко придвигается поближе к детям. Милиционер говорит: «Гражданин, встаньте , где положено» . Внучка, ребёнок 4-х лет, строго нахмурившись произносит: « Дедушка, встань , где положено» Ах, дитя советской дисциплины.

В таможенном ряду у невестки отбирают простенький серебряный браслетик. Почему нельзя? Нельзя чернённое серебро. Вот нельзя и всё!

В том ряду, где взвешивают багаж обнаруживается, что часть тюков нельзя. Большой вес, что ли? Два или три баула несут нам назад. Обидно. А что в них? И вдруг , я вижу, что в бауле остались тёплые пледы. В аэропорту холодно и детям-внучке ещё долго ждать на холоде. Ужас. « Дорогая, только ты можешь. Пледы надо передать» А дети уже ,можно сказать за границей, т.е. недоступны. Тут бабушка  хватает пледы и бурей летит к детям, сметая на своём пути и милицию и таможню и , вообще, всю советскую границу.   И вручает детям пледы. Надо знать, что такое была та наша жизнь, чтобы оценить, что  в этот момент было преодолено.

Всё! Дети улетели. Было это 29 декабря 1990 года. А в середине февраля началась война Америки против Ирака. И Саддам Хуссейн стал обстреливать Израиль ракетами.

Дети там, а мы? А мы в полном отчаянии. Куда отпустили детей. Страшно и болит сердце.