?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Однако, нам всё-таки интересно построенное само по себе.

Все три части выходят к перекрёстку, т.е. собственно к Потсдамерплатц четырьмя пилонами совершенно разными по архитектуре. Вместе они составляют своеобразный коллаж.

Слева два пилона венчают Мерседес-центр. Первый, облицованный краснокоричневой плиткой, как бы, кирпичной постройки, работа архитектора Колхоффа, напоминает Чикаго 20-х годов и является чуть ли не точной копией декорации к одному известному фильму. Левее остроугольный прозрачностеклянный пилон - работа Ренцо Пиано. Того самого, что построил в Париже «Центр Помпиду» (наверно, вы знаете это экзотичное здание). Ренцо Пиано – автор общего проекта и ещё девяти зданий на территории Мерседес-центра. Все его здания, как бы, невесомы и прозорачны. Такой эффект достигнут применением «климатических фасадов» из наборов стеклянных пластин-жалюзей. На территории, простирающейся к югу, выстроены здания архитекторов разных стран с разными вкусами и приёмами. Общее впечатление от случайно составленных частей сопоставимо с ощущениями внутри атриума здания Гери. Однако, всё созданное несёт экологический отпечаток уважительного отношения к окружающей среде и человеку. Водная гладь прудов и украшение и очистка собранных в цистерны дождевых вод. Крыши процентов на 25-30 заняты садами. Дворики жилых домов создают уют и изоляцию от уличной суеты. Улочки невелики и соразмерны с удобным для человека зрительным восприятием.

Весь стеклянный, в плане треугольный, Сони-центр создаёт впечатление этакого аквариума, прикрытого сверху японским зонтиком. Слово «зонтик» к этому гигантскому сооружению, конечно, не подходит.Огромный шатёр овальной формы и в профиль напоминающий Фудзияму, на каждого входящего под его свод, производит впечатление, выражаемое неким маловразумительным восклицанием: «Вот, это Да!». И на самом деле, смелость и фантазия архитектора Нельмута Яна(американца немецкого происхождения) поражает воображение.
                                                            А если добавить к этому «Дом с висячими квартирами», то преклонение перед художественной и инженерной дерзостью современных архитекторов достигает своего апогея. Технологии «хай-тек» раздвинули строительные возможности настолько, что стали осуществимы  самые безумные фантазии. Вот и «Дом с висячими квартирами» один из таких архитетурно-инженерных капризов.

На всей территории послевоенного пустыря осталось всего два строения, реставрация которых ещё была как-то возможна. Weinhaus и гостиница Esplanada, которая была известным, знаковым местом старого Берлина. Туда приходил завтракать сам Кайзер.

Эту гостиницу решили сохранить (восстановить, реставрировать). Однако, то место, где стояла гостиница надо было освободить и здание решили передвинуть примерно на 70 метров. И передвинули. 1300 тонн подняли и покатили или понесли. Суть не в этом. Здания передвигали ещё в 30-е годы. Например, в Москве, когда расширяли Тверскую (ул. Горького).В процессе разработки идеи Нельмут Ян, надо полагать, сказал, мол, чего там. Давайте оставим здание висеть. Как висеть? А просто. Поставим мостовую ферму и пусть гостиница висит. Сказано-сделано. То, что кажется какой-то шляпой-нашлёпкой наверху здания (старого и новой надстройки) и есть мостовая ферма. А сбоку видна одна из опор моста. Другая скрыта внутри здания. Так и висит и не опирается на фундамент, в отличие от обычных зданий.

К зданию со стороны двора примыкают такие стеклянные кубы, внутри которых расположены залы кафе и ресторанов. Особенностью этих сооружений является то, что их вид служит и рекламой строительно-реставрационных возможностей создателей комплекса. Реклама , как бы, говорит: « Закажите нам реставрацию вашего дворца. Внутри будет всё как было и лепнина-люстры, стены-гобелены, а за стенами (строительно-инженерные конструкции) совершенно новое строительство".